Первичное накопление «капитала» по-воронежски

Как «убивали» воронежское НПО «Электроника»

Достоянием гласности становятся поистине убийственные факты, свидетельствующие о том, что в процессе банкротства крупнейшего научно-производственного объединения были нарушены все мыслимые и немыслимые законы

В любом человеке все-таки можно при желании найти что-то хорошее. Возьмем, к примеру, того же В.Г. Кулакова. Одно лишь перечисление отрицательных черт и недостатков, характеризующих бывшего воронежского генерал-губернатора, могло бы занять, надо думать, не одну страницу. Будем тем не менее объективны: имелась в характере Владимира Григорьевича безусловно положительная черта, крайне выгодно отличающая его от подавляющего большинства всех прочих представителей нашего местного партхозактива. Кулаков был способен иногда публично сказать чистую правду о реальных результатах своей блистательной деятельности на посту губернатора области. И выдавал подчас эту самую правду-матку так, что хоть стой, хоть падай.

Подобного рода откровениями Владимир Григорьевич баловал нас прямо-таки с завидной регулярностью. Так, где-то на седьмом году своего замечательного правления губернатор порадовал нас своим заявлением о том, что сегодня «микроэлектроники у нас нет». И, что «особенно печально, ее восстановить невозможно». Вот оно, наяву — воронежское экономическое чудо! Если бы мы, воронежцы, испокон веков жили бы в какой-нибудь Папуасии, то тут все было бы ясно и понятно. Откуда у нас могла бы взяться, в таком случае, какая-то там микроэлектроника? На нет, как говорится, и суда нет. Но в нашей-то области, на самом деле, к моменту прихода Кулакова дело обстояло ровным счетом наоборот.

Схема увода активов была проста, как мычание

Еще совсем недавно ОАО «ВЗПП», бывшее НПО «Электроника», было крупнейшим научно-производственным объединением Воронежской области. В советские времена на предприятии работало около 45 тысяч человек. Даже сам министр электронной промышленности СССР — и тот был выходцем из воронежского НПО. Но каким же образом, в таком случае, огромное и современное предприятие, бывший флагман электронной промышленности Советского Союза, превратилось в «кандидата в покойники»? В какую «черную дыру» могли провалиться активы ценой в сотни миллионов долларов, созданные трудом десятков тысяч советских людей?...

История разорения бывшего НПО началась в январе 2002 года, когда совет директоров ОАО «ВЗПП» учредил два дочерних предприятия — ООО «ВЗПП-С» и ООО «Биполяр». Первыми тревогу по поводу судьбы «Электроники» забили миноритарные акционеры, которые в августе 2002 года с изумлением узнали о том, что их акционерное общество сделало новорожденным «дочкам» поистине царский подарок: совет директоров принял решение о безвозмездной передаче «ВЗПП-С» и «Биполяру» активов на сумму около 200 миллионов рублей. Уже тогда со всей очевидностью стало ясно: предприятие готовят к банкротству.

Далее процесс увода активов только набирал обороты. За 2002—2004 годы, согласно данным баланса, капитал предприятия сократился с 596 до 242 млн рублей, стоимость основных средств — с 723 до 175 миллионов. Балансовая стоимость принадлежащих ОАО «ВЗПП» зданий уменьшилась со 194 до 7 млн рублей, сооружений — с 71 до 32 млн, машин и оборудования — с 438 до 124 миллионов.

Схема увода активов, использованная в случае с ВЗПП, была при этом простой, как мычание коровы. Так, например, уже в январе 2002 года предприятие, по доброте душевной, подарило только что учрежденной им «дочке», ООО «ВЗПП-С», имущество на сумму 44 887 248 рублей. А уже в июне эта самая «дочка» взяла и презентовала 97% своих акций некой фирме «Маритана». Доля ОАО «ВЗПП» в капитале дочурки сократилась, таким образом, до 3%. Непорядок? Ясное дело, непорядок! И вот в августе 2004 года ОАО «ВЗПП», возглавляемое в тот момент Рязанцевым, увеличивает свою долю в «дочке» аж до… 13,69%! Подарив ей при этом оборудование на сумму 5 784 714 рублей. Итог двух операций: 50 миллионов рублей убытка взамен 14% — доли в той самой «дочке», которая до этого была 100-процентной!

Дело с уводом активов ОАО «ВЗПП» с самого начала получило широкую огласку. Произошло это следующим образом.

По закону, после того, как совет директоров принял решение о выводе активов с баланса предприятия, акционеры ВЗПП получили право продать свои акции самому же акционерному обществу. В ответ на требования акционеров менеджеры ОАО «ВЗПП» представили расчеты своего «независимого оценщика». Крупнейшее предприятие области, имевшее на своем балансе 186 тысяч кв. метров производственных площадей и владеющее десятками гектаров городской земли, оценили… в 5 миллионов 250 тысяч рублей. А когда акционеры попытались защитить свои права в судебном порядке, на них начали наезжать… воронежские «правоохранительные органы».

Воронежская облдума при Алексее Наквасине еще не была такой прокулаковской и такой «единой», какой она стала во второй половине «жлобских» нулевых. А потому акционеры ОАО «ВЗПП» обратились за поддержкой к зампреду облдумы Борису Скрынникову, который и попросил меня принять участие в разрешении возникших у них проблем. Переговоры с «правоохранительными органами» пришлось вести, таким образом, мне. Лучшей иллюстрацией к тому, какие настроения стали там преобладать после прихода Кулакова, может служить, наверное, одна беседа, которая состоялась у меня в то время в прокуратуре Воронежской области.

Прокурор, с которым я встретился, оказался ярым «патриотом». Вначале мы очень мило поговорили на тему того развала, который устроили в России Ельцин вместе с так называемыми «демократами». Потом перешли к обсуждению вопросов более конкретных. — Активы уводятся совершенно открыто, предприятие явно готовят к банкротству, — говорил я прокурору. — При этом ВЗПП должно государству большие деньги — более 200 миллионов рублей, и это не считая процентов. Почему же не реагируют правоохранительные органы? — Да мы бы со всем удовольствием, — вздыхал товарищ прокурор. — Но — не можем. Никак не можем вмешиваться в хозяйственную деятельность. Такие вот законы придумали эти подлые «демократы». Сами видим, что все разваливается, но руки у нас связаны полностью… — Так уж ничего и не можете? — удивлялся я. — Но возьмем, к примеру, дело Анатолия Наумова: там-то уж точно не было никаких оснований вмешиваться. И интересами государства в уголовном преследовании Наумова точно не пахло. Но органы-то прыть какую проявили. А давление на акционеров ВЗПП — оно какими причинами объясняется? — Мы получили сигнал, что эти акционеры проводят какие-то сделки со своими акциями… — А кто-либо из тех, кто совершал сделки с акциями, выразил вам свое недовольство? Представьте себе ситуацию: жена спит со своим мужем, и вдруг кто-то из их соседей заявляет, что он, видите ли, не получает от этой близости сексуального удовлетворения. Жена — получает, муж — получает, а сосед, надо же, вынужден заниматься онанизмом. На этот сигнал вы тоже будете реагировать? — Но мы же получили сигнал… — Подождите, подождите. Вы получили также сигнал от зам­председателя областной Думы, который информировал вас о том, что при банкротстве ОАО «ВЗПП» могут пострадать интересы государства, которые вы обязаны защищать. Так почему же вы не реагируете на этот сигнал, но зато реагируете на другие, когда никаких государственных интересов нет и в помине? — Ну, мы же не можем, хозяйственная деятельность, понимаете ли…

После вмешательства антикоррупционного комитета облдумы решить проблему «правоохранительного» наезда на акционеров все-таки удалось. Начать какое-либо расследование деятельности по преднамеренному банкротству ВЗПП, вконец разложившиеся воронежские «правоохранительные» структуры отказывались, однако, самым решительным образом. Ситуация несколько изменилась, правда, после назначения на должность прокурора Воронежской области А.И. Пономарева.

Признаки доведения предприятия до банкротства были налицо

Александр Иванович Пономарев — полный тезка, заметим, Героя России, бывшего депутата облдумы, а ныне главы администрации Каширского района, А.И. Пономарева — пришел в нашу область из Саратова, а потому и не был связан с какими-либо воронежскими кланами. Новый прокурор области к тому же оказался настоящим государственником и патриотом — без каких-либо кавычек. А потому мы легко, без какого-либо труда и нашли с ним общий язык по делу ОАО «ВЗПП».

И тогда началась игра в пинг-понг. В ГУВД Воронежской области поступает заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту преднамеренного банкротства ОАО «ВЗПП» — ГУВД возбуждать дело отказывается. И вдруг — сюрприз! Облпрокуратура просит повторить проведенную проверку. И так — четыре раза подряд.

«Правоохранительной» системе, таким образом, все-таки пришлось включиться в работу, проводить следственные мероприятия, изымать документы. Писать, раз за разом, отказы — но уже с фактами, фактами, фактами! И если первый отказ уместился на одной странице, то четвертый занял уже целых двенадцать. И нашим доблестным органам, полностью разучившимся за время правления Кулакова работать по своей основной специальности, пришлось, таким образом, изрядно напрягать извилины, дабы придумать обоснование для очередного отказа. Придумывать что-либо новое с каждым разом становилось все сложнее. В результате из-под пера силовиков стали выходить уже самые настоящие «юридические» шедевры.

Да, признавали наши замечательные органы, за два года стоимость основных средств ОАО «ВЗПП» действительно уменьшилась в 5,2 раза (!). Да, произошло это исключительно по той причине, что активы предприятия сначала выводились в дочерние фирмы, а затем уже — в совершенно сторонние конторы. Однако при этом, делали вывод «эксперты» Управления по налоговым преступлениям ГУВД, показатели экономической деятельности предприятия «существенно не ухудшились (!), и, следовательно, признаки преднамеренного банкротства не установлены» (!!!). Ясно теперь, почему за время правления Кулакова количество банкротств в Воронежской области увеличилось в 7,5 раз и область по данному показателю вышла на 2-е место в России?

И все же наконец-то свершилось! Настойчивость нового прокурора области, отстаивающего государственные интересы России, принесла свои плоды. В октябре 2005 года, после опубликованной в «Воронежском курьере» статьи «Наш веселый городок», зампрокурора области В. Хромых подписал постановление о возбуждении уголовного дела по факту банкротства ОАО «ВЗПП». «Ну, а что же все это время делала наша областная власть?» — можете спросить вы. Та самая, которая яростно боролась с руководителями любого предприятия, хоть на час задержавшего налоговые или иные обязательные платежи. Судьба сотен миллионов рублей, которые теряло государство при банкротстве ВЗПП — она, получается, совсем не волновала нашего доблестного генерал-губернатора, постоянно вещавшего о том, что, кроме как служение Отечеству, его не интересует ничего более? Похоже, что так.

Областные власти в то время более всего волновало решение другой задачи — как бы убрать А. Пономарева с должности прокурора Воронежской области. По той, видимо, причине, что человек, никак не связанный с местными кланами, явно мешал обладминистрации превращать воронежские предприятия в «кандидатов в покойники».

30 января 2006 года факт банкротства ОАО «ВЗПП» был признан Арбитражным судом Воронежской области. Правоохранительные органы, таким образом, лишились возможности ссылаться на то, что «предприятие не призна­но банкротом». Цепь, связывающая «группу менеджеров» ОАО «ВЗПП» со ст. 196 Уголовного кодекса РФ («Преднамеренное банкротство»), замкнулась.

Факт увода активов под­тверж­дался огромным количеством финансовых документов. Все признаки доведения предприятия до предна­меренного банкротства были нали­цо. Обо всех последствиях соверша­емых ими деяний менеджеры ОАО «ВЗПП» на протяжении последних четырех лет предупреждались множество раз, и притом публично. Вся доказательная база по данному уго­ловному делу, по сути, собрана еще до момента его официального возбуждения. Любой следователь в любой стране мира, получив в свое распоряжение дело со столь очевид­ной судебной перспективой, был бы, наверное, счастлив. Однако и это еще не все!

Дело в том, что та наглость, которой действовали менеджеры ОАО «ВЗПП», возмутила не одних только депутатов областной и городской Дум. Определенное участие в расследовании обстоятельств банкротства предприятия приняли профессионалы, которые, скажем так, сумели использовать те возможности, которые у них имелись. И эти профессионалы сумели достать — не будем говорить каким способом — документы поистине убойной силы. И эти документы стали достоянием воронежской общественности.

Выяснилось, в частности, что менеджеры ОАО «ВЗПП» — вы только не смейтесь! — еще в 2003 году от имени самого же акционерного общества заказали исследование на тему банкротства ОАО «ВЗПП». Да-да, именно так: 26 июня 2003 года между ОАО «ВЗПП» и ООО «Юридическое агентство ЮРКОН» (г. Москва) был заключен до­говор № 030626−1/к на проведение финансово-правового обзора дея­тельности АО. С чего бы это вдруг? Ведь в том же самом июне 2003 года председатель Совета директоров ОАО «ВЗПП» В. Мещеряков, вызванный на заседа­ние комиссии по коррупции областной Думы, вовсю распинался о тех неве­роятно радужных перспективах, ко­торые открываются перед «Электро­никой»: предприятие, по его словам, успешно работало и имело портфель заказов на 12 миллионов долларов. Ну ладно, допустим, что Мещеряков был не в курсе реального положения дел на его же собственном предпри­ятии. Но зачем же, в таком случае, совет директоров ОАО «ВЗПП» за­нялся вдруг разведением «дочек» и принялся выводить в них активы, столь необходимые самой «маме»? Допустим также, что менеджеры ВЗПП, благодаря особенностям своего интеллекта, и впрямь не могли сообразить, что им делать, если АО попадет в затруднительное поло­жение. А потому и решили подстраховаться. Догадаться, что делать в подобном случае, было вообще-то несложно — при наличии той огромной, стоимостью в сотни миллионов долларов, собственности, которая досталась ВЗПП от прежней, человеческой цивилизации. Любой воронежский пятиклассник, надо думать, смог бы дать вполне квалифицированный ответ на вопрос о том, как при таких-то несметных богатствах «Электроника» могла бы избежать банкротства. Менеджеров, однако, интересовали ответы совсем на другие вопросы.

«Проведенные исполнителем процедуры... не представляют со­бой аудита или обзорной проверки финансовой бухгалтерской) отчет­ности ОАО «ВЗПП», — констатирова­лось в отчете, выданном ООО «ЮРКОН». — Данный отчет представлен исключительно в целях ответа на во­просы, сформулированные выше».

Среди вопросов, «сформу­ли­ро­ванных выше», не было ни одного, который касался бы принятия мер, способных уменьшить риск банкротства ОАО «ВЗПП». Вопросы, ответы на которые были оплачены деньгами акционерного общества, касались исключительно судьбы трех частных лавочек — ЗАО «ВЗПП-Микрон» и двух уже упомянутых «дочек» (ООО «ВЗПП-С» и ООО «Биполяр»). Менеджеров волновало только одно: как сохранить те активы, которые перетекли от «мамочки» к «дочкам», и какие меры следует принять для того, чтобы «нынешние участники ООО «ВЗПП-С» и ООО «Биполяр» не потеряли свои доли (акции) в указанных обществах (среднесписочная численность работников в которых составляла за I полугодие 2003 года 3 и 4 человека соответственно). ООО «ЮРКОН», как его и просили, старательно расписало весь комплекс требуемых мероприятий. В основу плана легла рекомендация заказчику самому (или через дружественного кредитора) инициировать банкротство, поставить «отвечающего его интересам арбитражного управляющего», а далее уже рулить процессом в свое удовольствие.

В своем отчете, надо заметить, юри­сты ООО «ЮРКОН» постоянно под­черкивали то обстоятельство, что они «не проводили процедур для выражения мнения о достоверности», полагались на «пояснения работников ОАО «ВЗПП» и вообще отвечали только на поставленные перед ними вопросы. «Группа менеджеров», судя по всему, вряд ли обратила на это внимание.

И напрасно юристы, не будучи полными идиотами, явно не хотели подставляться под ст. 34 УК РФ «Ответственность соучастников преступления». Менеджеры же ВЗПП, напротив, самим фактом существования дан­ного отчета подставились по полной программе.

Договор, заключенный между ОАО «ВЗПП» и ООО «Юридическое агентство ЮРКОН» — который был представлен следственным органам в подлиннике! — целиком и полностью указывал на преднамеренность банкротства предприятия. От следователей СЧ ГУ МВД России по ЦФО, которым было поручено вести данное дело, требовалось всего ничего: оценить экономическую целесообразность тех сделок и операций с имущественным комплексом ОАО «ВЗПП», которые менеджеры провернули за последние годы, и сопоставить эти сделки с тем «планом мероприятий» по уводу активов, который был разработан «ЮРКОНом». Все! Всю остальную работу за следственную группу уже провела, по сути, воронежская общественность.

Воронежские правоохранительные органы — впервые за 15 лет, прошедшие с начала периода «перестройки и реформ» — получили возможность провести абсолютно безупречный, с юридической точки зрения, судебный процесс. И знаете, как они распорядились этой подаренной им возможностью?

10 августа 2007 года следователи СЧ ГУ МВД России по ЦФО в очередной раз «прикрыли» дело по банкротству ВЗПП. Прикрыли, несмотря на то, что сами же воронежские прокуроры не раз публично объявляли о том, что на этот раз данное дело будет точно доведено до судебного приговора. Наглость, с которой дело было прикрыто, объяснялась, в общем-то,просто: Александра Пономарева все-таки вынудили уйти с должности прокурора Воронежской области.

Мошенники «обували» следователей, как хотели

Если бы постановление о прекращении уголовного дела по ВЗПП, выносимое СЧ ГУ МВД России по ЦФО, было процитировано в каком-нибудь романе, никто и никогда не смог бы поверить в то, что такое могло произойти в действительности. Писать данное постановление пришлось бы с учетом того, что воронежской общественностью по делу ВЗПП была собрана совершенно фантастическая по своей полноте и объему доказательная база. А потому и вышло это постановление совершенно убийственным — для самих же правоохранительных органов.

Рассказать обо всех пикантных моментах, которыми это постановление было насыщено, мы не имеем возможности. Остановимся всего лишь на нескольких занятных эпизодах.

Итак, эпизод первый: «Внесение ОАО «ВЗПП» в уставной капитал ООО НКЦ «Электрон» объектов недвижимости».

Смысл проведенной операции состоял в том, что ВЗПП создало зачем-то некую ОООшку, ООО «Электрон», и передало — безвозмездно! — этой ОООшке имущество на сумму 6 млн рублей. Причем передало, как констатировалось в «Постановлении» от 10.08.2007, с нарушениями действующего законодательства.

Нарушение состояло в том, что не была проведена независимая оценка стоимости передаваемого имущества. Проведенная же судебная экспертиза показала, что стоимость переданной недвижимости составляла не шесть, а — не упадите со стула — 196 миллионов рублей. И знаете, какой вывод сделали из этого факта следователи?

Затаите дыхание и не смейтесь, пожалуйста. Следователи пришли к выводу, что передача недвижимости была легитимной. Потому что по закону об ОООшках нельзя завышать сумму передаваемых вкладов. А занижать, вроде бы, не возбраняется. То есть, с точки зрения ОООшки, все было о’key.

Подождите, секундочку, так это и ежу понятно, что ОООшка, отхватившая недвижимости на 196 миллионов, будет, как слон, довольна. А как же интересы акционерного общества, у которого увели те же 196 миллионов? А интересы государства, которому это ОАО, способное делать такие царские подарки, должно несколько сот миллионов рублей?

А никак. Оценить действия менеджеров ВЗПП с точки зрения закона об акционерных обществах следователи почему-то так и не смогли. Видимо, по той причине, что и не подозревали они о существовании в Уголовном кодексе РФ таких статей, как ст. 159 («Мошенничество»), ст. 201 («Злоупотребление полномочиями»), ст. 165 («Причинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием») и целого ряда других…

Перейдем к следующей паре эпизодов. Они интересны тем, что следствию их, по сути, навязала воронежская общественность. Дело началось с того, что в мае 2005 года судебные приставы арестовали векселя, принадлежащие ОАО «ВЗПП», на сумму 119 миллионов рублей. И быстренько продали их некоему ООО «Макси» за 1 млн 144 тыс. рублей — то есть за сумму, составляющую менее 1% (!) от их номинальной стоимости. Убытки ОАО «ВЗПП» за этот день составили, таким образом, более 118 миллионов рублей.

Общественность стала «копать» и выяснила, что все эти «вексе­ля» были, по сути, «фантиками», которые были получены от раз­ных фирм, но заполнены одной и той же рукой, при том со всеми возможными и невозможными нарушениями. Некоторые из этих «векселей» были просто ксерокопиями (!) давно погашенных векселей Сбербанка. Перед следствием стала, таким образом, сложная задача. Отрицать факты, извес­тные общественности, было уже невозможно. А потому и пришлось в «Постановлении» писать вещи уже совершенно умилительные.

89 миллионов «фантиков» были получены от некоей ОООшки, име­нуемой «Электроникой-ВЗПП». Директор ОАО «ВЗПП» Рязанцев и директор ОООшки Фролов на следствии пояснили, что «данная хозяйственная операция носила формальный характер и имела место лишь на бумаге», а потому, «в связи с формальностью, ликвидность векселей не проверялась», и «никакого» ущерба предприятию нанесено не было». И следствие — вы опять только не смейтесь! — эту «версию» приняло.

Подождите, минуточку, но ведь эти-то «фантики» были получены при проведении расчетов за вполне реальные векселя самого ОАО «ВЗПП». Те самые векселя, за которые менеджеры «Электроники» имели обыкновение рассчитываться совершенно реальными активами ценой десятки милли­онов долларов. У этих-то векселей какая судьба? В чьих ручонках они осели? Но следователи СЧ ГУ МВД России по ЦФО этих воп­росов почему-то не задали.

А эту ОООшку, которая «обула» ОАО «ВЗПП» на 89 миллионов, за­тем продали за 4 миллиона. Кото­рые заплатили — во укатайка-то! — ксерокопиями векселей Сбербанка. Этот факт следствие установило (куда деваться, коли обществен­ность уже поработала!), но директор ОАО «ВЗПП» Рязанцев опять пояснил, «что и эта сделка была формальна» (да, да, именно так и было написано в «Постановлении»!). И следствие опять пришло к выводу, что «никакого ущерба заводу нанесено не было» ( а четыре миллиона-то за что заплатили?). И установить, кем именно изготовлены документы о продаже не удалось тоже! Ибо директор ОООшки Фролов показал, что сделка проводилась непосредственно Рязанце­вым, а Рязанцев сказал, что сделка формальна. И кто же это все про­дал?! Вот задачка почище убийс­тва Кеннеди.

А вот еще одна сделочка, на которой ОАО «ВЗПП» «обули» на 30 миллионов. За взятый у ОАО «ВЗПП» товарный кредит расплатились не­верно заполненными, весьма сомнительными векселями. И виновных опять не оказалось! Нет, копии векселей, официально заверен­ные РФФИ, в деле имелись, но следователи уверяли, что все было в порядке. А потому — уцепитесь за подлокотники и не падайте со стула — «устранить имеющееся противоречие о полноте содержания векселей в ходе следствия удалось».

Ну как, оценили теперь таланты некоторых доблестных силовиков, работающих на воронежской почве? Да выпусти этих следователей на ТВ — и все петросяны с ургантами и светлаковыми тихо отползли бы, снедаемые самой черной завистью…

Менеджеры ОАО «ВЗПП» делали королевские подарки частным лавочкам

Перейдем, однако, к заключительной части нашей смехопанорамы.

«Оценив в совокупности собранные материалы уголовного дела, следствие приходит к выводу, что за период 2002—2005 гг. действительно имел место ряд сделок ОАО «ВЗПП», сопровождавшихся отчуждением имущества предприятия», — говорилось в «Постановлении». Что, неужели правда? Следователи собрались, наконец, выдать что-либо серьезное? Да нет, это они просто нас такой серьезностью заманивали, чтобы дальше еще смешнее было.

«Однако данные сделки носили характер исключительно хозяйственной деятельности завода», — откровенничали следователи.

«В период с 1998 г. по май 2005 г. генеральными директорами ОАО «ВЗПП» являлись Сегал Ю.Е., Цыганок Н.Н., Фоменко Ю.Л., Рязанцев Б.Г., Фролов В.В.

Частая их сменяемость затруд­няет в должной мере разграничить и оценить действия каждого на посту руководителя предприятия на момент принятия решений по сделкам по отчуждению имущества ОАО «ВЗПП».

Следствием не установлено, что в действиях указанных лиц имеются признаки преднамеренности и умышленности в возникновении, либо увеличении неплатежеспо­собности вверенного им предпри­ятия...

Таким образом, следствием не добыто достаточных доказательств совершения руководством ОАО «ВЗПП» действий, направленных на преднамеренное банкротство предприятия, то есть в их деянии отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 196 УК РФ».

Вот она, разгадка всех загадок! Весь текст постановления был буквально насыщен фактами, факта­ми, фактами, говорящими о непре­одолимом желании менеджеров ОАО «ВЗПП» делать королевские, ценою миллионы и десятки миллионов долларов, подарки всевоз­можным частным лавочкам, обле­пившим акционерное общество. Никакой экономической экспер­тизы целесообразности дарения подарков, ясное дело, не проводилось, но следователи тем не менее были убеждены, что «сделки носили характер исключительно хозяйственной деятельности заво­да». И все почему? А потому, что у них, следователей, просто закру­жились головки от частой смены гендиректоров ОАО «ВЗПП».

Оно и правда: вся менеджерская компашка лишь тем и занималась, что прыгала с места на место. Из гендиректоров ОАО «ВЗПП» — в директора какой-либо частной лавочки, куда постепенно перетекало иму­щество акционерного общества. Затем — в другую частную лавоч­ку. Прыг-скок, прыг-скок.

Закружились, наверное, еще и по той причине, что эти следователи, похоже, где-то не доучились. А если и доучились, то слабенько-слабенько, где-то на тройку с большим- пребольшим минусом. Ибо во всех учебниках по уголовному праву, вообще-то, обязательно фигури­руют и подробно рассматриваются такие понятия, как «организован­ная группа» и «преступное сообщество». Есть такие понятия и в Уголовном кодексе РФ, в ст. 35 «Совершение преступлений группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)». Но до ст. 35 наши следователи, похоже, УК РФ так никогда и не дочитали…

***

Шутки — шутками, но представляете теперь, до какого состояния деградировала при Кулакове часть сотрудников структур, обеспечивающих «правопорядок» на территории Воронежской области? Дело о банкротстве ОАО «ВЗПП» получило широчайший общественный резонанс. Достоянием общественности при этом стали факты поистине убийственные. Факты, полностью подтвержденные документами. Факты, однозначно свидетельствующие о том, что в процессе банкротства крупнейшего научно-производственного объединения области были нарушены все мыслимые и немыслимые законы. И как же отреагировали на эти факты, которые в принципе было невозможно опровергнуть, наши силовые структуры?

Силовики, по сути дела, прямо и открыто заявили обществу, что им плевать на его интересы. Может быть, им плевать и на российские законы, на само российское государство, потому что вся власть на воронежской земле принадлежит только им, окормляющим ее силовикам? Ибо за ними, силовиками, стоит их силовой лидер — генерал-губернатор Владимир Кулаков. А потому они, силовики, будут во всех своих действиях руководствоваться только своими собственными, чисто корпоративными, чисто шкурными интересами. Даже если во имя этих самых интересов им и придется превратить все воронежские предприятия в «кандидаты в покойники»…

Владимир Бренделев, экономист, эксперт

Политгазета.рф

Популярность: 37%

Оставить комментарий

Примечание: Ваш комментарий ожидает проверки администратором, не стоит его отправлять еще раз.